ДМЗ и 10 долларов

Спозаранку 3 мая мы с девчонками и Лю выехали в Демилитаризованную зону (ДМЗ).
ДМЗ находится в 10 км от города Кэсон – древней столицы Кореи. От Пхеньяна туда 3 часа пути, так что ранний выезд был вполне оправдан.

О северокорейских дорогах и окружающем ландшафте я уже говорил, повторяться не буду. Единственное, чем отличается дорога на Кэсон, это попадающиеся вдоль дороги бетонные столбы, которые в случае войны повалят дабы преградить путь вражеской технике

В середине пути обнаружилась зона отдыха: перекинутое через дорогу буквой «П» здание с набором торговых лотков с каждой стороны. В самом здании есть ряд туалетов, однако водопровод в них не работает: воду предлагается черпать плавающим в бочке ковшиком. Надо сказать, абсолютно характерная для провинции вещь, да и, че уж, для Пхеньяна местами тоже.

Оглядев ассортимент, выбрал сигарет и воды. Расплатиться думал десятидолларовой бумажкой, но не тут-то было: продавщицы ни в какую не соглашались принять десятку. Пришлось наскрести эквивалент в евро. На вопрос «почему так?» Фан и Ли ушли в несознанку. Остается подозревать, что в регионе гуляют десятки, подделанные самой КНДР.

Наконец, минуя 5 блокпостов, мы въехали в ДМЗ. В этом месте разрешили сфотографировать только плакат:

Плакат в ДМЗ

Ли пошла договариваться об экскурсии, а мы с Фан остались греться на солнышке. Фан тоже была здесь впервые, и в ожидании Ли мы нарезали круги по парковке, глазея по сторонам.
— Фу! – внезапно сморщила нос Фан. — Курит!
Я огляделся: неподалеку затягивалась сигаретой туристка — вполне возможно, русская.
— Ну и что? — постарался я сгладить углы. – Я вон тоже курю.
— Ты мужчина, тебе можно. А девушке – неприлично! – уверенно заявила Фан.

Через 5 минут вышла Ли и позвала нас на знакомство с гидом. Средних лет лейтенант указкой показывал на карте этапы корейской войны. Двое переводчиков, включая Фан, переводили на русский для меня и еще пары русских туристов. Третий переводил на английский для группы немцев.
Опосля все переместились в домик, где за столом проходили переговоры о перемирии. Русские слушали гида, сидя за северокорейской половиной стола, немцы – за вражеской.

Выйдя из домика, каждый погрузился в своей транспорт, чтобы доехать уже до самой границы. Компанию нам составил военный, запрыгнувший на место рядом с Лю.
Вдоль пути к границе, с той же целью, что и вышеупомянутые столбы, расставлены бетонные кубы

Через несколько минут мы доехали до здания, где было подписано соглашение о перемирии между КНДР и КНР — с одной стороны, и ООН — с другой стороны.

Демилитаризованная зона

Демилитаризованная зона Демилитаризованная зона

На выходе встречает высеченная в камне предсмертная роспись Ким Ир Сена, проставленная на плане по сближению КНДР и РК:

Роспись Ким Ир Сена

Внезапно у всех из карманов начинает на разные лады пиликать музыка — это грязный капиталистический сигнал южнокорейских прихвостней НАТО стучится в наши чучхе-аппараты.

Наконец, финальная точка маршрута: барак на границе. Собственно, сама граница проходит по микрофонному шнуру, так что технически я побывал не только в КНДР, но и в РК.

Граница с Южной Кореей

На границу можно было посмотреть с обзорной точки. Пока поднимались, лейтенант спросил меня:
— Что вы думаете о присутствии американских войск по ту сторону границы?
— С этим ничего не поделаешь. – ответил я.

Граница с Южной Кореей